К счастью для говорящих по-английски, машинный перевод пока не может сравниться с человеческим.

Переводчик-человек, даже печатая 120 слов в минуту, не может приблизиться к скорости обработки данных компьютером. С другой стороны, он или она, как правило, знает предмет и умеет распознавать определённые камни преткновения, с которыми компьютеры часто не справляются, - тонкие нюансы, юмор и знакомые фразеологизмы так, чтобы «с глаз долой – из сердца вон» не переводилось как «невидимый, сумасшедший» ( out of sight, out of mind - прим. пер.).


Несколько лет назад я познакомился с молодым североамериканцем (назовём его Гарольд), который был влюблён в японскую культуру и зарабатывал на жизнь преподаванием английского. Однажды он признался мне, что мечтает сменить профессию. 

Гарольд рассказал мне, что серьёзно занимается изучением японского языка и освоил уже «примерно 800 или 900 иероглифов», другими словами, достаточно для хорошего начала. Просто так вышло, что университетское образование он получил в области электронной техники.

«О, классно! – сказал я ему. – Ты попал в подходящую страну!». Я полагал, что у переводчиков с японского на английский должно было быть много возможностей для трудоустройства от начального уровня 家電の取扱説明書 (kaden no toriatsukai setsumeisho – руководства по эксплуатации бытовой техники) до 特許出願の書類 (tokkyo shutsugan no shorui – документы патентных заявок), которые хорошо оплачиваются, но считаются узкоспециализированными переводами.

Я помог Гарольду связаться с агентством, которое занималось субподрядами для нескольких крупных корпораций. После работы с несколькими проектами, он сказал мне, что, хотя деньги были и неплохие, ему не особенно интересна работа, которая заключается в переводе тоскливых страниц за страницами 半導体の仕様書 (handōtai no shiyōsho – спецификации полупроводников). «А кто был заказчиком?» - спросил я.

«Какая-то компания, о которой я никогда раньше не слышал», - пожимая плечами, он назвал одного из пяти крупнейших производителей электроники в Японии. Тогда я понял, что Гарольд был кем-то вроде 井の中の蛙 (i no naka no kawazu – лягушки в колодце), т.е. закрытым человеком, не готовым видеть новые возможности.

Однако переводчики работают не в вакууме. Если вы заинтересованы в развитии этой или любой другой писательской карьеры, вам следовало бы работать над расширением своего общего кругозора или хотя бы иметь достаточно любознательности, чтобы поискать информацию в Google, когда вы встречаетесь с чем-то новым или незнакомым.

При этом растёт всеобщее убеждение, что перевод, наряду со многими другими видами человеческой деятельности, с неизбежностью станет полностью компьютерным, что без сомнения приведёт к неоднозначным результатам.

Например, во время своих кофе-брейков я регулярно просматриваю веб-сайт Engrish.com, который каждый день развлекает своих посетителей новыми причудливыми или смешными примерами неправильного использования английского языка.

Сайт был основан в 1999 году гавайцем Стивом Кайресом и первоначально базировался на классических ляпах из японского языка, появлявшихся на футболках и сумках, - например, один из моих любимых гласит: «Давайте поедем на Хоккайдо и будем с… в лесах», или про салон игры маджонг в токийском районе Кудан, с вывеской «Навозная куча».

Но всё больше и больше постов на сайте Engrish.com являются «чинглишем» (китайским английским), и многие из них – явно ляпы из 機械翻訳 (kikai honyaku – машинного перевода), даже не проверенные носителями языка.

Так, слово «gan» (пишется как 干) в китайском языке соответствует распространённому глаголу со значением «делать», а также оно является сленговым эквивалентом очень неприличного английского слова, начинающегося на “f”, и сайт Engrish опубликовал несколько весьма грубых и вульгарных ошибок, связанных с этой многозначностью.

Несколько лет назад, когда мне доверили редактирование японско-английского компьютерного перевода, я окончательно убедился, что компьютеры способны оперировать весьма замысловатым словарным запасом и синтаксисом.

Моё задание было переписать на достаточно приемлемом английском языке текст 120-страничной книги для фанатов фильмов про Джеймса Бонда. Читателям сообщалось, что Бонд – «человек, который принадлежит к британской секретной информационной частице и имеет пропуск убийцы № 00». Это сбило меня с толку. Ладно, «пропуск убийцы», очевидно, подразумевает его право на убийство под номером ОО. Но что такое, чёрт возьми, «секретная информационная частица»?!

Я обратился к японскому оригиналу и увидел, что «секретная информационная частица» - это прямой перевод 秘密情報部 (himitsu jōhō-bu). Bu может быть переведено с японского как «часть», например, в部品 (buhin – компонент). Также это слово означает «отдел» в организации. Из оригинала стало сразу очевидно, что имелась в виду Британская Секретная Служба, и я исправил ошибку соответствующим образом.

В другом месте читатели узнают, как 007 наслаждался флиртом с секретаршей своего шефа, мисс Манипенни, которая, сообщают нам, «дополнительная секретарша директора с полным доверием М. Кажется, она хорошо владеет сжиганием торта херувима. Роман с Бондом грезится до тех пор, пока есть свободный».

Мне стало интересно, было ли «сжигание торта херувима» очередным видом тайного оружия в фильме, и я сверился с японским оригиналом, где обнаружил, что для слова 焼く (yaku) компьютер выбрал перевод «сжигание» вместо «выпечка». И уж совсем по непонятным причинам компьютер заменил японское слово エーンジェル・ケーキ (ēnjeru kēki), которое является заимствованным из английского языка (angel’s food cake – ангельский бисквит), на «торт херувима». Ну и ну!

Как оказалось, перевести книгу с японского оригинала на самом деле менее обременительно, чем продираться сквозь запутанный синтаксис и загадочный словарный запас компьютерного перевода, пытаясь превратить его в сносный английский.


Автор: Марк Шрибер

Оригинал

поделиться

комментарии
или войдите, чтобы оставлять комментарии