Виталий Деньгин: "Ценность своей переводческой работы не всегда замечаешь за рутиной - потоком чужих слов, заваливающим тебя, как зерно мышку в бункере."

Сегодняшний гость нашей рубрики доказывает своим примером, что талантливый человек талантлив во всем. Виталий Деньгин - врач, специалист в области английского и немецкого языков, переводчик и редактор научной медицинской литературы, расскажет нам, как написание стихов помогло ему получить работу, как справляться с рутиной и почему переводчики склонны к лаконичным высказываниям.

Расскажите, как и почему вы стали переводчиком? Почему выбор пал именно на эту пару языковую пару?

      Мне повезло учиться в специализированной англоязычной школе, где вместо слесарных навыков нас обучили на сертификат технического переводчика. Правда, воспользовался я им только через 8 лет после окончания школы, и почти случайно. Я закончил мединститут, прошел ординатуру, вовсю работал в хорошей клинике и как-то заехал в издательство "Медицина", чтобы недорого прикупить свежих книг. Там, проходя по коридору, наткнулся на новую вывеску "Медицинское издательство Медиа-Сфера" и зашел поинтересоваться, что же они издают. Оказалось, что переводные медицинские руководства и журналы, и что им нужны переводчики, и поскольку я знаю английский, то собеседник - а это оказался директор издательства Савелий Евелевич Бащинский - задал мне в качестве теста один-единственный вопрос: "А писал ли ты в молодости стихи?".

     

Как началась ваша трудовая деятельность? Каковы были ваши первые шаги? Что вам нравится в вашей работе?

      Так я был принят, и попал в ежовые рукавицы профессиональных редакторов. "Медиа-Сфера" не зря располагалась вначале на территории издательства "Медицина" - в него перекочевали некоторые зубры редакторского дела, и гранили они нас, алмазных, безжалостно. Правда, мы отличались твёрдостью. "Медиа-Сфера" выпускала полностью переводной Международный журнал медицинской практики, посвященный мало кому тогда знакомой в России доказательной медицине - и практически с нуля разрабатывала терминологию в этой предметной области. К мнению переводчиков прислушивались; сейчас жалею, что тогда это отношение мне казалось совершенно естественным, и ценил я его недостаточно.

    Но это ощущение - что твои переводы формируют костяк нового научного языка - всё же воспринял. Наверное, такая свежесть восприятия исходного текста и остаётся в переводах наибольшей ценностью.

          

Как вы поддерживаете себя в профессиональной форме?

   Ценность своей переводческой работы не всегда замечаешь за рутиной - потоком чужих слов, заваливающим тебя, как зерно мышку в бункере. Приходится двигаться очень быстро, работа кажется бесконечной, а иногда и бессмысленной. Особенно, если твоим переводом заказчик остался недоволен - перечитываешь текст, выискиваешь свои ошибки и недочёты, и обычно, конечно же, находишь - и в таком самоедском состоянии очень трудно оказывается настроиться и взяться за новый перевод. Надо на время переключиться, отойти от компьютера, но сроки обычно поджимают и инертность не даёт... У меня обычно дело заканчивается компромиссом - посмотрю на компьютере развлекательное кино, и обратно к переводческому окошку. Хотя, конечно, лучше бы заняться физкультурой.

       

Что бы вы посоветовали начинающему переводчику?

А если случится зависнуть в таком измолотом состоянии, лучше начинаю понимать мудрость Савелия Евелевича - брать в переводчики писавших стихи. Переводной словесный поток начисто выжимает из тебя потенции к пространному словотворчеству, но, парадоксальным образом, разбудораженный творческий зуд на этом фоне превращается в тягу к лаконичным высказываниям - четырех -, а то и двустишиям, поговоркам, словесной игре, погружению в этимологию каких-нибудь общеупотребимых слов. Наверное, справедлива и обратная закономерность - любитель словесных формул сумеет почувствовать в словесной рутине слабое звено и найти ему наилучший эквивалент. Чем, собственно, и отличается человек-переводчик от программ-переводчиков.


поделиться

комментарии
или войдите, чтобы оставлять комментарии