Сравнивая два перевода

По каким критериям можно определить лучший из двух вариантов перевода одного и того же текста? Или же все сводится к отличиям в стиле?

перевёл
Юрий Молчан

Перевод никогда не делается просто так, обособленно. Текст нельзя перевести без личной интерпретации - личность переводчика так или иначе накладывает отпечаток. И перевода не бывает без контекста. Отсюда вытекает и другая причина, по которой переводы, пусть даже одного текста, плохо поддаются сравнению - два разных переводчика никогда не придут к одинаковому результату. От различий никуда не деться.

Разумеется, вопрос стоит правильно - два перевода любого исходного текста будут различаться, и эти различия будут по-своему значимы. Но по ним не всегда можно произвести оценку переводов, используя одну и ту же шкалу.

Перевод, как и любое произведение искусства, можно оценить по тому, насколько он по-своему успешен и отвечает ли поставленным целям. В принципе, некую оценку произвести можно, если вы уверены, что это вообще стоит делать. Однако решение выбрать лучший перевод из двух предполагает, что оба сделаны с одинаковой целью. Если на грубом примере, скажем, вы пытаетесь сравнить пьесу Король Лир, потолок Сикстинской капеллы и шоколадное мороженое. Что из этого лучше? Невозможно определить. Каждое из этих произведений - лучший образец в своем роде. Если их оценивать по одинаковой шкале, разумеется, анализ пойдет легче, хотя и потеряет смысл, учитывая принципиальные различия объектов сравнения. (Что из этих трех - лучшая пьеса? Окей, Король Лир, но едва ли такая оценка будет объективной).

Когда издатель поручает мне перевод романа, я притворяюсь, что делаю не просто перевод, а единственно верный перевод. Это отчасти и притворство в хорошем смысле, а отчасти и стремление - как если бы то, что выйдет с моей клавиатуры, было полностью обезличено, определено миллионами индивидуальных выборов, а не волею случая. Тем не менее я знаю, что это и правильно. Ведь другой переводчик заметит в исходном тексте то, на что не обращу внимание я или же я решу сделать акцент на каких-то моментах, а он - нет. Моя палитра английского будет отличаться от манеры письма другого переводчика. В конце концов, у нас обоих, как писателей, есть любимые словечки и выражения, а также те, которые мы предпочитаем не использовать.

К примеру, тот факт, что я в основном пишу на британском английском, а также разбавляю его словами, что вошли в обиход только в 21 веке, естественно, отразится в моей работе. Что до самого издателя, тут важно знать, пишу ли я для крупного коммерческого издательского дома, или же это академическое издательство или вообще издатель классической литературы? Все эти факторы в совокупности с потенциальной читательской аудиторией, безусловно, сыграют роль в том, как я будут переводить. (Если вы переводите пьесу для печати, то в таком тексте необходимо сохранять и объяснять все культурные особенности; если перевод нужен для постановки, где актеры будут проговаривать текст, надо нужным образом расставлять пунктуацию, чтобы актеры успевали переводить дух между репликами). Как я уже говорил, переводы "нейтрально" не делаются.

Обсуждаемый вопрос относится, в основном, к долгоживущим текстам (современные книги обычно переводят единоразово), и это означает, что сами переводы могут быть сделаны в разные периоды. К примеру, еще при жизни Толстого в ходу было несколько конкурирующих между собой переводов "Войны и мира". Каждый преследовал разные цели - был перевод Розмари Эдмондс в пятидесятых, перевод Энтони Бриггса в начале двадцать первого века и еще множество переводов между ними. Каждый переводчик по-разному понимает возложенную на него роль. (Некоторые не хотят выдавать своего присутствия в тексте, скрывая тот факт, что книга - переведена с чужого языка, и делая переведенный текст в естественном англоязычном стиле; другие, наоборот, хотят подчеркнуть, что текст иностранный. Как правило, все диктует политика или мода). Каждый переводчик сделает собственное предположение относительно читательских предпочтений, а также уровня читательской эрудиции. К тому же, некоторые переводчики будут руководствоваться тем, переводят ли они для литературоведов или же захотят сделать текст как можно более доступным для неспециалистов.

Обсуждаемые здесь моменты ничего не говорят о том, что такой-то перевод "лучше", но, скорее, указывают на различия в намерениях переводчиков. Например, перевод юмористического романа может содержать более или менее прямые, дословные переводы шуток со ссылками, объясняющими культурные моменты, на которых эти шутки основаны. Или же шутки в переводе могут быть переделаны так, что вызовут смех у англоязычных читателей, хотя и частично потеряют изначальную культурную специфику. Зато отвлекающих читателя сносок с объяснениями не потребуется. Будут ли такие решения "лучше" других? Все дело в том, что вам по нраву, чего вы сами хотите.

Сходите три раза на "Ромео и Джульетту". В одной постановке могут быть прекрасные реплики, благодаря которым вы заметите то, чего не видели раньше. Другая может быть прекрасно поставлена, и вы насладитесь незабываемым драматургическим опытом на сцене. Третья вообще может быть экранизацией или балетом Прокофьева, или же переделкой вроде "Вестсайдской истории". Все они будут одинаковы, и в то же время отличаться друг от друга. С переводами так всегда.

Несколько лет я, наконец, решил прочитать "Дон Кихота" на английском и выбрал перевод Эдит Гроссман. Мне хотелось чего-то более или менее свежего - в плане перевода. Я знала, что ее перевод будет осторожным, чувственным, но в то же время энергичным. Я также знал, что своим переводом она сможет заставить меня смеяться там, где в оригинале идут смешные куски. Можно было бы поспорить, что ближе всех к оригиналу Сервантеса перевод Томаса Шелтона, которому уже четыреста лет, и который читали современники самого Сервантеса (включая, конечно, Шекспира). Но мне хотелось прочесть перевод, который бы в каком-то смысле сократил расстояние между Сервантесом и мной. Перевод Гроссман был идеален для меня. Он прекрасно передал текст Сервантеса, в унисон с моим восприятием, что мне как читателю, пришлось по душе.

Означает ли все вышеперечисленное, что между двумя переводами никогда не бывает никакой разницы, и все это чистой воды вкусовщина? Разумеется, нет. Некоторые переводы сделаны со знанием дела, чувственно и эффектно, другие демонстрируют непонимание переводчиком оригинала и полную неспособность писать в приятной читателю манере, подсовывая вместо хорошего перевода топорное переложение на другой язык. В некоторых просто будут ошибки. Но часто различия в переводах - это именно различия в переводах. Поэтому, вместо того, чтобы размышлять, какой перевод обязательно хуже, а какой лучше, может быть, стоит подумать, что именно имел в виду переводчик и с какой целью он это сделал? (Этим и ценны для меня книги с предисловиями переводчиков). Только так и можно понять, хорош ли перевод - в соответствии именно с вашими критериями, а не мнениями других.

Источник

поделиться

комментарии
или войдите, чтобы оставлять комментарии

Марина Лелявина: Моя работа — это бесконечный путь самообразования и самосовершенствования, здесь не заскучаешь и не засидишься на месте.

2016-06-30

Знакомство с переводчиком

Гость сегодняшней рубрики - Марина Лелявина, участник “Этического кодекса переводчика”, в отличие от многих, уже с детства знала, какую профессию выберет. Сделав успешную карьеру переводчика (в ее резюме помимо родного, английский, немецкий, испанский), Марина не стоит на месте - много путешествует, участвует в конференциях.