Вавилон в отдельно взятом тексте

При необходимости употребления в одном предложении слов разных языков, переводчики и редакторы (особенно русскоязычные) могут впасть в две крайности. Одни убеждены что так делать нельзя вообще никогда, а другие уверены, что это неизбежность, а, следовательно, заморачиваться незачем. Разумеется, оба варианта неверны. Правильный, как обычно, один — надо использовать мозг.

При необходимости употребления в одном предложении слов разных языков, переводчики и редакторы (особенно русскоязычные) могут впасть в две крайности. Одни убеждены что так делать нельзя вообще никогда, а другие уверены, что это неизбежность, а, следовательно, заморачиваться незачем. Разумеется, оба варианта неверны. Правильный, как обычно, один — надо использовать мозг.

Первая позиция объясняется просто — в былые времена, когда слово печаталось в типографии, у наборщиков просто не было нужных символов. С тех пор, технологии стали значительно совершеннее и такой жесткий запрет потерял обоснование. Тем более что в текстах некоторой тематики сложно обойтись без иностранных терминов.

Вторая позиция ближе к истине, но она также неидеальна. Когда человек читает текст, в котором внезапно встречается слово из букв чужого алфавита, то он неизбежно спотыкается. Этот удар для мозга лучше минимизировать — во-первых, употреблять термины как можно реже, во-вторых, объяснять их значение (при первой встрече, в скобках), а в-третьих, избегать сложносоставных многоалфавитных слов. Как правило, всегда можно заменить выражения типа «USB-разъем» на «разъем USB».

Ну и следует понимать, что если для русскоязычного человека латиница будет смотреться просто непривычно, то европеец кириллические символы в предложении может вообще не признать за буквы.

поделиться

комментарии
или войдите, чтобы оставлять комментарии